Поиск

Индийская бюрократия и болливудизация жизни

Наш автор Закир Субханкулов продолжает знакомить читателя со своими приключениями во время учёбы в Индии. В его историях есть место политике, культуре, быту, иронии и философским размышлениям. Здесь всё по-настоящему. Часть V

Первый учебный год был скорее разведкой боем, стрессом, приключениями и опасностями, чем учёбой, в обычном понимании этого слова.

Условно, 1 курс можно разделить на 3 составляющие.

Индийская бюрократия.

Культурный шок.

Приключения.

По всем правилам госуправления, Индия, в силу своего развития, как экономического, так и политического, была и остаётся забюрократизированным государством. Здесь на каждую справку нужно как минимум две другие, а количество печатей и подписей может достигать двухзначной цифры. Чем ниже пост, тем больше штампов на рабочем столе, чем выше пост, тем медленнее процесс получения заветной печати.

«Don’t worry, be happy»

В Индии есть знаменитое выражение, которое распространилось на весь мир, «Don’t worry, be happy», что в переводе на русский означает, «не беспокойся и будь счастлив». Но это только её первая часть, а смысл как раз во второй. Don’t worry, be happy. Come tomorrow! Не беспокойся, будь счастлив и приходи завтра. Эту же фразу нам сказал ответственный за стипендию, и в предыдущей главе вы видели, чем это для него закончилось. Приходите завтра, как вы поняли, не означает следующий после сегодня день. Это лишь означает, что вас культурно посылают и история будет повторяться снова и снова. Отдельная история это бюрократия или отношение к белому иностранцу. Белый — это богатый колонизатор, поработившей дедов и прадедов индийцев. Это человек, берущий от жизни всё, и даже самых красивых женщин. Это человек, который и с которым на равных говорят брахманы, известные актеры, спортсмены и политики. И уж если есть справедливость на белом свете, то она заключается в штампе в руках чиновника. Именно он решает, поставить печать сейчас, сегодня, или как-нибудь потом. Правда, такое отношение и для своих, родных соотечественников, если не хуже. С иностранца можно хоть денег взять.

Но в этом уравнении есть как минимум одно неизвестное, а именно связи этого белого человека с кем-то, кто может оказаться выше в иерархии, и тогда не только не получишь «бакшиш» (взятку), но и приобретёшь все шансы получить по голове от начальника. Поэтому главное не перегнуть палку.

При всей любви чиновников к деньгам, бакшиш дело далеко не повсеместное. Это как с итальянской мафией. Она вроде есть, но ты не встретишь её, гуляя по Риму или ведя средний бизнес на острове Сицилия. Только достигнув определенного, обычно высокого, уровня в бизнесе, ты понимаешь, что правила изменились.

Одна из центральных улиц Дели

С педагогами другая история. Все, ну или почти все, что называется, зарабатывают на стороне. В основном это частные уроки. Мотивацией для студентов брать такие уроки, помимо знаний, служит ещё и лояльность педагога на экзамене и возможность получить больший процент из 20 возможных. Опять же, даже эти 20 просто так тебе никто не поставит. Знания учитываются, так как экзамены всегда письменные. В моём случае на 1 курсе мне попался педагог, который дико не любил всех иностранцев. Не важно, белых или чёрных, поэтому досталось не только мне, но и ребятам из Восточного Тимора и Малайзии. За первое полугодие все мы получили 5 баллов из 20 возможных. Причём пренебрежительное отношение с её стороны было настолько открытым, что скорее вызывало удивление, чем злость. Педагог не только отказалась обьяснить причину столь низкой оценки, но даже демонстративно занизила её после моего протеста.

В том числе и поэтому британская система образования пришла к тому, что итоговые 80% ставит педагог с другого ВУЗа и видит он лишь код из нескольких цифр, который заменяет имя. И определить, кто же скрывается за этими цифрами, невозможно. Это ограничивает власть педагога над студентом. Думаю, нам стоит перенять это и в России.

Культурный шок

О культурном шоке можно писать отдельную главу. Индия это большой культурный уникум, это концентрация необъяснимого и несопоставимого. Тут можно найти как шедевры искусства, живописи, музыки, так и проекты на грани. Индия это плодородная почва для всего нового, но не всегда действительно восхитительного. Сейчас же Индия как скоростной поезд движется к ценностям Запада, а точнее, Голливуда. Эротические наряды, откровенные сцены в фильмах стремительно входят в повседневную жизнь. Во время моей учёбы в Пуне (2004—2007 гг.) на экраны вышел индийский фильм, который вызвал шквал критики, а значит и огромный интерес. Весь сыр-бор был из-за минутной сцены, где модели вышли на подиум в костюмах body art, то есть фактически голые. Мы с друзьями были на этом фильме, как и сотни других, он оказался довольно посредственным, но однозначно революционным.

Я не сторонник цензуры и верю, что зритель сам разберётся, что такое хорошо, а что такое плохо. Но я также считаю, что для Индии, да и не только для неё, вопрос «демократизации» страны это поступательный процесс с учётом национальных традиций. Тут всё намного сложнее и глубже. Чего я точно не хочу, так это тех последствий, которые имели место быть после выхода таких фильмов на широкий экран. Обычно в Индии что-то подобное ведёт к двум вещам: погромам и насилию. Процент насилия в удалённых районах Индии просто ужасающий.

Разборки в индийском стиле

Первый курс, второе полугодие. Мы снимаем тот самый 3 этажный дом, но уже не с соотечественниками, а с новыми друзьями из Ирана. Обычный вечер. Тут девушка, которая жила с нами, решила сходить в магазин в коротеньких шортах и топе. Жарко же… даже в России на неё обратили бы внимание, а для рядового индийца, который толком-то и белую никогда не видел, белая девушка в шортах всё равно, что голая. Его любвеобильное сердце, выросшее на индийских фильмах, не могло устоять, и он, а точнее они, пошли за ней. Для храбрости они ещё приняли горячительных напитков. Важно отметить, что простой индиец всегда пьёт самый дешевый алкоголь. Плюс скорость опьянения в силу особенностей организма у местного населения стремительна.

Типичный индийский поезд

Девушка вернулась домой и через пару минут к нам постучали. Стоял индиец. Он попросил что-то нечленораздельное. Друг вежливо попросил его уйти. Это повторилось ещё пару раз и уже через некоторое время индийцев у нашей двери набралось человек десять. Парень этой девушки вышел на балкон и на фарси послал всех отборным персидским матом. Эффект был, но противоположный. Их стало вдвое больше, с камнями, палками, в общем кто что нашёл. Ситуация накалялась. В Индии собрать толпу зевак бесплатно проще, чем у нас на митинг за деньги. Индийцы, в целом, более чем безобидный народ и даже трусливый, но алкоголь и вера, что они тоже смогут повторить трюки из индийских боевиков. и вот перед вами уже не продавец овощей, а Рембо.

Вызывать полицию смысла не было. Это был поздний вечер и в лучшем случае они бы приехали утром. И потом, ничего же ещё не произошло. Стали думать, что предпринять и как в случае чего обороняться. И тут моему другу, самому горячему, но в тоже время самому маленькому физически, пришла отличная идея. Он кому-то позвонил, они поговорили о чём-то пару минут, и довольный сел и продолжил играть в компьютерную приставку.

Купание в реке Ганг, священной для индусов

Через 10 минут сквозь шум кричащих пьяных индийцев, я услышал звук подъехавшего мотоцикла, а-ля Harley Davidson индийского производства. Друг встал, надел ботинки с металлическим верхом, которые надевают на фабриках в целях защиты от падения на ногу тяжелых предметов, и направился к выходу. Я поспешил за ним, ничего не понимая, но осознавая, что если что, лучше уж вдвоём. Остальные остались стоять на балконе и наблюдать за происходящим. Мы открыли дверь и вышли, в метрах пяти от нас стояли потомки Махабхараты, но как-то уже неуверенно переговаривались, переступая с ноги на ногу. Я шёл за другом, который смело шагал к дороге. И тут я увидел причину безрассудной смелости иранца и замешательства индийцев. На мотоцикле сидел двухметровый (потом я узнал, что рост его был 210 см), 150-килограммовый трёхстворчатый шкаф с густой чёрной бородой. Один его взгляд внушал страх.

Это был бывший чемпион Ирана или призёр по борьбе и по совместительству друг моего маленького друга. Он приехал в Индию учить английский язык в университете, но никак в этом не преуспел, хотя и перешёл на следующий курс. Видимо, двойки ему ставить тоже боялись.

Они поприветствовали друг друга на фарси и Гора спросил его, кто у индийцев главный, чтобы сразу вырубить его, так как он спешит. При этом он даже не глушил свой мотоцикл и не вставал с него. Когда я пожал ему руку, моя рука просто утонула в этой «бейсбольной ловушке».

Я не знаю, что понял индиец, он тут же подошёл к нам, но в то же время оставаясь на безопасном расстоянии от Горы, и сказал, что всё ок, извинился, крикнул что-то своим ребятам на маратхи, местном диалекте, и они растворились в ночи.

Закир Субханкулов

8.01.2019 23:00

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме