Поиск

Как нам возродить татарский язык. Английский опыт и Байрон в помощь

Известный историк-тюрколог Рафаэль Мухаметдинов делится своими мыслями о том, как сохранить татарский язык, возродить национальный дух и почему нельзя без стратегии развития, а также о месте и роли Милли Шуры и Рустама Минниханова.

Стал я как-то интересоваться, какие простые духовные скрепы предлагаются широким народным массам со стороны официальных властей Российской Федерации и Татарстана без всяких там концепций и философствований, чтобы даже последний читатель смог понять. И наткнулся в этом плане на два интересных высказывания: одно президента РФ Владимира Путина, другое — вице-премьера Татарстана, руководителя Национального Совета «Милли Шура» Всемирного конгресса татар Василя Шайхразиева.

Начнем с Путина. Он всегда говорит, что главная идея, укрепляющая Россию — это патриотизм. В новогоднем поздравлении 2018 года он сказал, что взрослые дети должны помогать родителям, и все люди должны помогать друг другу. Всё кратко и ясно. Президент РФ может позволить себе такую краткость, так как идеологию и концепцию экономического и духовного развития России и Русского мира разрабатывают (а некоторые уже разработали) в многотомных трудах многочисленные фонды и стратегические центры, пользующиеся всемерной поддержкой государства, где всё разработано до последней запятой, где заняты сотни докторов наук и академиков. Представляете, какая мощь! (см. «Русская доктрина» в интернете). И введение ЕГЭ исключительно на русском языке, и изменения политики в отношении преподавания государственного татарского языка в Татарстане также уже были заложены в одной из этих концепций. Так что все такие дела происходят в России не с бухты-барахты, а концептуально, загодя и продумано.

Где наша стратегия?

Должен сказать, что, насколько мне известно, в Татарстане нет ни одного Стратегического исследовательского центра или специального мощного Фонда, которые бы занимались разработкой стратегии развития татарского языка и культуры. И вот эту функцию решили дать В. Шайхразиеву, то есть он и возглавляемый им Национальный Совет должны по идее создать некую стратегию спасения татарского языка. А теперь обратимся к высказыванию В. Шайхразиева. Журналист задаёт ему вопрос: «В чём заключаются основы Вашей стратегии спасения татарского языка и татарского народа?». Его ответ меня просто ошеломил своей простотой. Шайхразиев, не мудрствуя лукаво, ответил: «Основы нашей стратегии заключаются в том, чтобы все татары помогали друг другу, сохраняли единство и были благодарны тем людям, которые работают на благо нации». Вот и вся стратегия. Я не ожидал от него некой стратегии, написанной в нескольких томах. Он ещё только приступает к этому делу и у него нет специализированных стратегических центров и фондов как у Москвы. Но он должен был дать более внятное видение существующих проблем и как вице-премьер предложить какие-то конкретные пути их решения, а вместо этого он сказал общие фразы типа «Татары, давайте жить дружно, это нам поможет!». Такое отношение уже настораживает и, возможно, всё останется на уровне «бла-бла-бла».

Василь Шайхразиев, глава Милли Шура и вице-премьер правительства Татарстана

В связи со всем этим я хотел бы обратить внимание читателей на одну из проблем, а именно отношение татар к родному татарскому языку и отношение к информации и к знанию как таковому. Отношение к этим двум вещам у нас многое определяет — и духовную сферу, и никак не формирующуюся единую идеологию.

Обычно у нас как заведено? На каком языке можно ребёнку больше втюхать информации, на том языке и дают ему образование. Естественно, таким языком в наших условиях оказывается русский язык. Таким образом, человек, будучи по рождению татарином, в духовном плане формируется как русский. Человек раздваивается, теряет природную цельность, не обладает сильным характером, так как у него отсутствует национальная основа. У нас не понимают элементарной вещи. Счастье человека заключается не в обладании большим объёмом информации, а в его жизни в гармонии со своей душой, когда ты в самом начале жизни, не путаясь между двумя языками, формируешься на национальном фундаменте как крепкая личность. И если в детстве ты сформируешься такой личностью, то в последствие ты выучишь любой другой язык и найдешь себе любую нужную информацию. У нас в воспитании детей именно этому моменту мало придают значения. Ввиду этого, наши татары на фоне других наций, получивших образование на родных языках, как личности выглядят слабаками. Национальное сознание очень низкое, у многих его просто нет.

Мухаметшин, Шаймиев, Минниханов

На мой взгляд, главным в образовании наших детей должно быть формирование их как сильных личностей с национальным характером или другими словами с национальным самосознанием. Для этого вся наша идеология должна заключаться в том, чтобы в идеале все наши дети обучались в татарских школах, где русский бы изучался только как предмет. Каждый татарин не должен отступать с данной позиции ни на миллиметр. Это — единственный путь нашего спасения как нации, другого пути я не вижу.

Для этого наши татарские школы необходимо сделать с высоким качеством образования, престижными, какими у нас раньше были татаро-турецкие лицеи. Чтобы попасть в них, дети проходили через большой конкурс. Пусть их вначале будет немного, но они должны быть качественными. Мы сможем сделать образование на татарском популярным только через высокое качество, другого пути нет. Для этого нужно будет восстановить Татарский педуниверситет, который бы готовил учителей для этих школ, сейчас же он отсутствует, его слили и растворили в КФУ. У нас фактически нет какого-либо ВУЗа вообще, который бы готовил татароязычную элиту. Назрела необходимость создания и Татарского национального университета.

Необходимо также планово посылать больше татарской молодежи для получения образования за границей с оплатой её учебы со стороны государства. В такие страны как Турция, Англия, США. Это автоматически уберёт проблему сдачи ЕГЭ на русском языке. Ведь русская элита отправляет своих детей пачками учиться в Лондон без сдачи всяких там итоговых экзаменов. Профессоров из Кембриджа и Гарварда приглашать для преподавания в будущем Татарском университете. Вот куда нам надо вкладывать деньги, а не в «Рубин» и «Ак барс».

Пока М.Шаймиев и Р.Минниханов строили стадионы и дворцы спорта, пестовали команды «Рубин» и «Ак барс», где татарских игроков было буквально раз-два и обчёлся, а репортажи с их матчей велись на русском языке, президент Башкортостана Рахимов в это время построил десятки престижных башкирских гимназий в Уфе и районах, которые функционируют и сейчас, после его ухода от власти.

Пожар на заднем дворе

Спасение языка и нации я вижу конкретно в следующем. Это дело должно вестись под руководством и патронажем непосредственно президента Татарстана. У нас жёсткая вертикаль власти, без первого лица ничего не сдвинется. У президента должны быть советники из этой сферы — известные учёные и специалисты. Непосредственными исполнителями должны быть министерство образования и науки РТ, а от общественных организаций — ВКТ с его Национальным Советом, а также многочисленные структурированные родительские комитеты в каждом районе Казани и республики. Общество культуры им. Ш.Марджани и Союз писателей РТ также могли бы внести свой вклад в это дело.

В первую очередь необходимы статистические данные по всем районам РТ и Казани о количестве татарского населения, желающих обучать своих детей в татарских школах. Затем решить, в каких районах есть потребность в таких школах. Назначить соответствующие кадры для организации таких школ, сроки их организации, к какому конкретному сроку они должны быть открыты, определить объём финансирования, поиск высококвалифицированных кадров и т. д. Всё должно быть очень конкретно по ответственным лицам, срокам и деньгам, без всяких общих разговоров и забалтывания проблемы, без ложных отчетов и показухи, как любят делать у нас в этой сфере.

Исчезновение татарских школ происходит на наших глазах со скоростью лесного пожара, и нам нужно принимать именно срочные решения по его тушению. Каждый день этого пожара пожирает у нас на глазах нацию. Работа с народом и общественностью в данной сфере очень важны.

Особую роль Василя Шайхразиева как руководителя Национального Совета я вижу в налаживании тесных контактов между общественными организациями, народом и правительством РТ в деле возрождения татарского языка, в сфере его популяризации и пропаганды.

Английский опыт возрождения нации и языка

В качестве примера хочу привести англичан. Почему они к концу XIX века покорили полмира, а в 1991 году англо-саксы, поставив мировой коммунизм на колени, создали на определённое время свой однополярный мир, английский стал мировым языком, а также языком науки. Секрет был в том, что в английских школах не просто давали грамоту и информацию, а выковывали у учеников знаменитый английский характер. И люди с этим характером сделали промышленную революцию в мире, научные открытия и т. д.

А ведь в Англии между XI -XV веками государственным считался французский язык, так как в те времена Англия была завоевана франкоязычными норманнами, пришедшими из Франции. Итак, норманны завоёвывают Англию в 1065 году. На английском говорил лишь простой народ (крестьяне и ремесленники), на французском же говорила норманнская элита, на нём шёл государственный документооборот, на французском преподавали в школах. Латинским языком пользовалась церковь и на латыни писались научные труды. Постепенно англичане в языковом плане ассимилировали франкоязычную элиту.

В 1362 году лондонские купцы подали петицию о ведении судопроизводства на английском языке. Петиция была удовлетворена. В это же время преподавание в школах начинает вестись на английском: впервые английский язык стал изредка звучать в парламенте (ннтересно, в каком веке начнёт звучать татарский язык в парламенте Татарстана?). К концу XIV века английский окончательно стал государственным языком в Англии. А в XVI веке указом короля язык церкви был переведён с латинского на английский.

Лорд Байрон. Кумир русской интеллигенции 19 века

Первый научный труд на английском был написан сэром Томасом Элиотом в 1531 году. XVI век — эпоха Возрождения в Англии и во всей Западной Европе. Новый интерес к вопросам языка существовал не только в Англии, он являлся знамением времени. В эту эпоху — эпоху складывания наций — во Франции, в Италии и в других странах Западной Европы велись горячие дискуссии на тему о возможности писать научные труды на родном языке. Борьба за родной язык становится одним из средств проявления национального самосознания.

Думается, как на развалинах норманнского феодализма зародилась английская нация и английский язык, так и на развалинах советского феодализма должны возродиться татарская нация и татарский язык. Ведь из школьника с английским характером в дальнейшем родился тип «английского джентельмена», а «ангийский джентельмен» затем, в конце ХIХ века, послужил прообразом для создания типа «русского интеллигента».

Многие русские аристократы в своё время стремились подражать английскому джентельмену поэту Байрону. С этого подражания всё и началось. Вот нам, татарам, начиная с 2018 года, как когда-то англичане, опираясь на свой язык, воспитывая в татарских школах детей на нашей национальной духовной основе, руководствуясь единой идеологией необходимо, пока не поздно, пора начать наше национальное возрождение.

Рафаэль Мухаметдинов

17.08.2018 21:18

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме