Поиск

От слов к делу? Шихан идёт под откос

Радий Хабиров согласовал уничтожение Шихана Куш-Тау. К чему это может привести?

Врио Башкортостана пытается разрубить гордиев узел. Но рубит не там

Когда Хабирова назначали временно исполняющим обязанности главы Башкортостана, один старый мужчина сказал, что шиханы станут его испытанием. Испытанием верности народу, себе и тем, кто его отправил в республику.

Конфликт вокруг разработки Шихана Тура-Тау стал камнем преткновения между Рустемом Хамитовым и менеджментом БСК. Это, видимо, и стало одной из последних капель, переполнивших чашу и вынудивших Хамитова уйти с республиканской повестки. Звезды сошлись у всех одновременно, и, судя по всему, уход Хамитова стал решением «проблем» большинства «групп интересов». Тот же старый мужчина тогда высказал мнение, что вместо него должен придти человек, который не сможет выступить в конфликт с БСК и решит «шиханный» вопрос в пользу компании.

Тем, кто немного погружен в историю вопроса, ясно — налицо конфликт интересов. Не просто интересов, а конфликт ценностных ориентиров. И ракировка с заменой Тура-Тау на Куш-Тау принципиально ничего не изменило.

В чём же конфликт?

1. Башкортостан всегда был сильным регионом. Люди это видели, ощущали на себе, когда всюду и массово строили школы, дороги, здесь одними из первых провели газификацию, реализовывали крупные инфраструктурные проекты и т. д. Башкортостанцы ощущали это на деле, примерно так же, как это происходит сегодня в Татарстане, Москве.

После того, как контрольный пакет «Башнефти» и её перерабатывающих активов был выведен за пределы республики, начался процесс постепенной утери контроля за предприятиями химической промышленности («Салаваторгсинтез», АО «Башкирская содовая компания» (БСК) и др.), пошли потери и в других отраслях. Хамитов не смог стать хозяином и переломить тренд: что не потеряли в «лихие» девяностые, утеряли в последнее «сытое» десятилетие.

Наверное, это его главное упущение на посту как руководителя/президента республики. К слову, самой крупной по численности населения среди всех национальных республик и автономий.

По факту это не просто финансовые потери, это потеря надежды, что республика будет процветать и развиваться.

2. БСК. Любая уважающая себя и живущая и завтрашним днём сырьевая компания, независимо от того, что она добывает (руду, алмазы, нефть, сырье для соды) — в целях поддержания высокой стоимости акций обязана своевременно восполнять свою ресурсную базу, не доводить ситуацию до патовой. Удивительно, почему пугающие новостные взбросы о скорой остановке предприятия и, как следствие, социального кризиса в Стерлитамаке (предприятие по выработке соды из шиханов расположено в этом городе) не обвалили акций БСК… Почему компания вместо конструктивного диалога, поиска сырья в этом районе вне шиханов использует тактику шантажа всего города, да и всей республики — никто этого так и не понял. Большинство населения республики воспринимает заявления БСК, организованные компанией митинги и угрозы об остановке работы в городе, как простой шантаж.

Видимо, компания не захотела идти на снижение маржинальности, выплат акционерам и т. д. и расходоваться на менее рентабельные проекты, кроме разработки шиханов. Сложилось мнение, что компания ищет любые обходные пути и она в принципе равнодушна к горожанам и к интересам республики.

3. Шиханы, как бы банально не звучало, — это символ. Символ того, что не всё ещё продаётся, что республику (в буквальном и сакральном смыслах) продавать нельзя. Точнее, пускать под нож (в случае с шиханами — под нож экскаватора) ради тех, кто даже не старается сделать для республики полезное. И здесь не столь важно, какой именно шихан разворошить. Будут разворошены люди. И это смущает, особенно в свете будущих выборов. И это не относительно сытый соседний Татарстан, здесь, кроме всего прочего, — накопленная социальная усталость и она подобно натянутой струне.

Кто проиграет?

В минусе останется Хабиров и те, кто делает на него ставку. Врио, который пока ещё не переходил от слов к делу. Но уже перешёл с Тура-Тау на Куш-Тау. Видимо, для кардинального изменения ситуации либо не хватило поддержки людей, либо политического веса. А он наберётся только тогда, когда за ним встанут и татары, и башкиры. Опыт Хамитова и Рахимова свидетельствует, что с поддержкой только одного национального крыла удержаться на лету в условиях турбулентности не получится. Это первое, что должен сделать Хабиров. Шаг номер один.

Вторая задача — проблема моногородов. Их в республике достаточно, самый крупный из них — Стерлитамак. Даже отдав на откуп Куш-Тау сегодня, мы не уйдём от проблемы завтра, это нужно чётко понимать. Если сегодня фокус пройдёт, дальше история с ракировкой шиханов повторится…

Что делать?

Вернуть контроль республики над такими предприятиями, которые-де-факто обеспечивают жизнь моногородов. И не требовать с них максимальной отдачи, поставив в приоритет социальную ответственность. Утопия? Пример «Татнефти» и Альметьевска. Можно, если захотеть.

Диверсификация экономики. Да, сложно, нужно минимум десятилетие перестраивать систему, отдача придёт не сразу. Надо вкладываться в человеческий капитал, создавать особые экономические зоны, наподобие «Алабуга». Это задачи команды Хабирова сегодняшнего дня.

И всё это нужно было проработать и озвучить гражданам до того, как заикаться о Куш-Тау.

Что мы забыли?

Своё прошлое. Наше будущее через призму прошлого. Стерлитамак — не только экономическая, но и исторически вторая столица Башкортостана. И это не события вековой давности, связанные с образованием Малой Башкирии. Этому факту пять сотен лет.

«Тура» с тюркского языка означает «крепость». Отсюда тура в шахматах, названия множества городов на Урале и в Сибири («Яулы тура» — современный Ялуторовск, Туринск, Тара, «Шехри-Тура» — старое наименование города Уфы и т. д.). «Тура-тау» — тот самый шихан — яблоко раздора, название которого и переводится как «Гора-крепость», не только потому, что она смотрится как неприступная твердыня. Шах-тау и Тура-Тау, да и в целом район стерлитамакских шиханов, — это место резиденции правителя из Шехри-Туры (говоря современным языком, губернатора, либо старым народным языком — «Тура-хана»), управляющего четырьмя историческим «даругами» (областями сбора налогов), отходящими от Уфы — Сибирской, Осинской, Казанской и Ногайской.

Шиханы — это наша история, и посыл патриотов Башкортостана понятен: не пускать под нож своё прошлое и республику.

Мы уж не говорим про уникальную экосистему шиханов, про краснокнижные растения, животных, про деревья с метровыми стволами и более. Шиханы — это символ республики. И это нужно принять и использовать во благо республики.

Нужно переходить от слов к делу, сохранив шиханы и прислушавшись к требованиям жителей.

Марсель Кузнецов

12.12.2018 23:49

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме