Поиск

Россия: вектор на прошлое

Россия не устремлена в будущее, она всегда тоскует по прошлому, пытается её воспроизвести, вернуть, вызвать к жизни.

В своё время либералы второй волны (кохи, чубайсы, грефы, павловские) убеждали россиян, что Путин неолиберал, он экзистенциально необходим России, иначе к власти придут красно-коричневые неофашисты и тогда всем труба. Народ-де темный и архаичный, на первых же честных выборах он изберёт себе в правители тирана-душегуба. Не будет ни свобод, ни макдональдсов, ни какой ренты, а будет хаос и ужасная полпотовщина. А вот силовик Путин — хоть и выходец — из ненавистного КГБ, но ученик Собчака, прогрессист, западник и самое главное — готов идти тропой ельцинских реформ. Поэтому стоит закрыть глаза на ряд нарушений, поступится некоторыми свободами и принципами. Прогрессивный монарх, самый «главный либерал», как его называли ещё совсем недавно.

Пиночет по-российски — это такое вот терминологическое ноу-хау наших либеральных политтехнологов. Но и оно не ново. Ещё Уваров с Карамзиным доказывали в царскую эпоху, что самодержавие органически необходимо было славянам. Они сами якобы сделали этот выбор, чтобы обуздать свою «разрушительную силу», остановить деструктивную поступь хтонического начала. И монархия осознанный выбор элиты.

Путин же тоже начинал как Пётр: подражал ему, учитель Собчак, демонстративная проевропейскость, культ Питера и всё такое, а заканчивается все опричниной и «бегом по заколдованному кругу».

Наши либералы говорили примерно о том же в начале 2000-х, что властный вседержатель, отечественный Пиночет это не выбор, а необходимость, так как дремучая, пылающая ненавистью и жгучей страстью к мести коллективная воля россиян организует тут красно-коричневый бунт и разнесёт все на мелкие осколки. Оттого-то россиянам отдали на откуп меньшее из зол. Правда, теперь Путин явлен нам в иной ипостаси — «если не он, то кто?» Как сказал некогда философ Дугин: «Путин абсолютен». Но сейчас и он пересмотрел свой философский взгляд на тотальность Путина. Скорее, одиночество и приморская осень патриарха…

Есть проклятие и символизм мест. Городская точка отправления Санкт-Петербурга — Петропавловская крепость стала тюрьмой, хотя изначально замысливалось как военное сооружение. Питер был попыткой Петра прорубить «окно в Европу», выйти из этой парадигмы нерасторжимого круга (см. выше). Но не вышло. Окно законопатили.

Николай Карамзин спустя столетие после основания города иронизировал над попыткой Петра Первого «сделать Россию Голландией». Обречённость круга он понимал.

Россия страна дублей, непрямого манихейства, потому что многие концепции здесь аберрируют, искажаются, растекаются в диспропорциональной тени своих аналогов.

Повторяющаяся, зацикленная на воспроизводство одной и той же fail парадигмы, Россия дублирует не только историческую судьбу, но также типажи, прожекты. «Вечная Россия» писателя Мамлеева это проговаривание ровно этой самой трафаретной ментальной среды вечного дубля, нерасторжимого круга, размытых в вечности теней…

Ожидание чуда в нашей стране — это национальная забава. «По-щучьему велению» главная мобилизующая мантра. Косность восприятия словно уроборос зациклена в заколдованный круг: ничего не делать, придёт «спаситель» и всё нам решит. Как говорил бывший премьер-министр страны Виктор Черномырдин: «какую партию у нас не строй — всё равно КПСС получается». Он хорошо интуитировал «бег по кругу отечественной истории», Россия это тотальный лес, где нет спасительной тропинки выхода на светлую поляну.

Руслан Айсин

2.10.2018 11:10

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме