Поиск

Спасти сельские школы!

Не далёк тот день, когда школы могут пройти через очередную мясорубку «оптимизации», поскольку в ближайшие пять лет потребуется оптимизация бюджета, исполнение майских указов и финансирование более распиаренных, чем школы, национальных проектов, и т. д.

К сожалению, реальность такова, что социальная роль государства из года в год низводится к минимуму. Тренд прослеживается.

Это касается и социальных гарантий от государства, и льгот, и в целом процесс характеризуется отходом от принципа обеспечения государственным аппаратом равенства возможностей для разных категорий граждан.

В числе таких групп граждан — сельские жители. Да, в ряде регионов есть системность в поддержке села, но это не есть единая политика на уровне государства. Как следствие, село деградирует, какими бы радужными не были отчёты и статистика. Либо все ждут звонка колокола, когда уже будет пройдена точка невозврата. Для многих регионов она уже пройдена, у других есть отсрочка за счёт стабильности от сырьевой ренты. Но ситуация кардинально меняется, как только происходит перераспределение финансовых потоков с отключением из этой цепи регионального бюджета.

Кроме того, действия федеральных министерств, проходящих своими указами и решениями как мотыгой по грядке, вместо точечного выдергивания сорняков, зачастую подрывают и без того скромные возможности регионов, их попытки сохранить село.

Это наиболее ярко выражается в социальной сфере на селе, и, в частности, в сельских школах. Наверное, многим кто родом из сельской местности или имеет там родственников, знакома ситуация, когда среднеобразовательные школы переводят в категорию девятиклассных, или их же — в категорию начальных школ. Решения зачастую объявлялись в августе. И родители с детьми оказывались в положении заложников ситуации. Это пройденный этап, именовавшийся в тот период «оптимизацией» школ.

Не далёк тот день, когда школы могут пройти через очередную мясорубку «оптимизации», поскольку в ближайшие пять лет потребуется оптимизация бюджета, исполнение майских указов и финансирование более распиаренных, чем школы, национальных проектов, и т. д. Возьмут и срежут у тех, кто стерпит и промолчит. Это уже было пройдено в 2017–2018 году, когда используя прокурорские проверки, рейдерским образом из школьной программы были-де-факто исключено преподавание родных языков, а тысячи, десятки тысяч педагогов были выброшены за борт самой системы образования.

Возможно, очередная «оптимизация» не случится сегодня и сейчас, но, исходя из логики действий властей, нужно быть подготовленными к подобному развитию событий. И прежде всего в регионах. Поскольку это рост напряжённости на местах, касающийся не менее чем четверти граждан страны. Действия федеральных властей, за которые отвечать руководителям регионов…

Кого может коснуться потенциальная «оптимизация»?

В зону риска подпадают так называемые «малокомплектные» школы. Почему они? Ответ будет в духе «нерентабельности содержания отдельной школы на 10–30 детей», и т. п. Нужно бы учесть, что система образования вообще нерентабельна, если рассуждать экономическими категориями, даже в крупных городах…

Возможно, резать будут не массово, а выборочно, допустим, не тронув Дальневосточный федеральный округ.

Что делать регионам?

Цифровизироваться, пока есть целевые федеральные программы. Пример из бизнеса. Если год назад онлайн платежи в кинотеатрах составляли 10–20%, уже сейчас этот показатель пробил рубеж 30–40%, ещё год-два и кассы в кинотеатрах исчезнут совсем. Людям вскоре не нужно будет обращаться к работникам кассы, доступ обеспечен через телефоны и планшеты.

Почему сельские школы не могут получать онлайн педагогов из числа лучших школ региона? Один сильный педагог физики на весь район с «малокомплектными» школами?

В сельской местности есть дефицит кадров по определённым предметам. Пока их занимают оставшиеся в школах педагоги, по совместительству они помимо своего профильного предмета ведут и смежный. Почему им немного не облегчить работу, когда теоретическую часть можно вести посредством онлайн занятий, а проверку заданий оставить педагогам на местах.

Это в случаях, если не будет хватать квалифицированных кадров на местах, а не как метод «оптимизации».

Подобная онлайн система может сработать, если отменят порочную систему ЕГЭ, основной минус которой в том, что её напрочь забывают через полгода, как только ребёнок поступит учиться в университет или средне-специализированное учебное заведение.

Современная онлайн-платформа автоматизирует и делает удобным обучение. Ребёнок запускает компьютер или телефон, воспитатель/педагог на месте контролирует детей, обучающихся в одном классе по различным программам. Эту практику давно применяют при дистанцонном обучении. Данная форма обучения может дать шанс для «малокомплектных» школ оставаться центром жизни в сельской местности, сохранив за властью право именоваться защитником интересов четверти граждан страны. Это путь, который может спасти село от очередной чистки в школьном образовании.

Также необходимо изучение опыта в других странах, где широко используется система обучения в «малокомплектных» школах, дистанционного или домашнего обучения, без ущерба для обучаемого ребёнка.

В Норвегии половина малокомплектных школ занимается по системе объединенных классов. В Австралии, с её разбросанными поселениями, большое значение для образования играло радио, а на Аляске — телевидение. В США, когда в округе остаётся совсем мало учеников, создаются так называемые однокомнатные школы. Один педагог занимается с детьми разных возрастов и часто преподает несколько предметов сразу. Каждый ребёнок учится по индивидуальной программе.

Сохранение малокомплектной школы имеет явные преимущества, как показывает опыт других стран, и позволяет по-новому определить концепции образовательных технологий и методик обучения.

Для сельской малокомплектной школы нужен учитель с принципиально иным набором профессиональных компетенций и главное среди них — умение сопровождать ребёнка в образовательном процессе — и дистанционно, и в профильном обучении, и в плане ориентации выбора профессионального образования. Это предполагает принципиально иные технологии обучения и воспитания.

Комфортная среда, предполагающая равенство и уважение ко всем гражданам, особенно к детям и молодёжи — тот целевой ориентир, который может принести свои плоды в будущем. И это дерево нужно растить и поливать сегодня, чтобы завтра получить плоды и результаты.

Наверное, министрам образования/просвещения и их советникам это нужно понять. Осмыслить. И попытаться вновь стать учителями для миллионов детей.

Марсель Кузнецов

3.06.2019 22:58

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме