Поиск

Бразилия пошла за Трампом?

Жаира Больсонару называют «тропическим Трампом», но скандальный капитан в отставке не намерен заниматься протекционизмом.

Вот уже месяц Бразилией правит 63-летний капитан в отставке, любитель твиттера и провокационных высказываний, защитник военной диктатуры и отец пятерых детей от трёх жен Жаир Болсонару. После многолетней гегемонии левоцентристской Партии трудящихся Болсонару создаёт узнаваемый для Латинской Америки альянс силовиков с экономистами – адептами Чикагской школы и, в отличие от своего североамериканского коллеги, намеревается не защищать, а открывать миру национальный рынок.

Почему победил Болсонару?

Консервативный Болсонару одержал победу на президентских выборах лишь во втором туре – с 55% голосов против своего оппонента от Партии трудящихся Фернандо Аддада. Популярность политика неразрывно связана со скандалами, а по количеству гомофобных, расистских, женоненавистнических и антилиберальных высказываний бразилец вполне может дать фору Дональду Трампу или Виктору Орбану. Эпатажность Болсонару легла на благодатную почву массового разочарования в традиционных политиках и накопившейся психологической усталости от многолетнего правления левых. Электоральной базой Болсонару стал новый средний класс, по иронии судьбы созданный щедрой социальной политикой его предшественников-оппонентов из Партии трудящихся. В этом один из главных парадоксов современных латиноамериканских левых: потребительские запросы десятков миллионов новых представителей нижнего среднего класса перестают удовлетворяться «поднявшими» их дотационными мерами, и некогда лояльный электорат меняет свои пристрастия.

К 2012–2013 годам средний класс в Бразилии достиг рекордных 53% населения (более 100 млн человек), и, по совпадению, рейтинг правившей Дилмы Руссеф упал с 57 до 30%. В том же году миллионы бразильцев начали выходить на улицы с протестами (тогда связанными в основном с тратами на проведение чемпионата мира по футболу), а ещё через несколько лет режим Партии трудящихся рухнул под тяжестью антикоррупционного расследования прокуратуры. В условиях институционального паралича власти крайне политически активные средние слои оказались восприимчивы к новому экстравагантному дискурсу Болсонару.

Военный кабинет

Сформированные ещё ⁠в декабре 2018 года администрация и кабинет министров Болсонару являются самыми милитаристскими ⁠за ⁠последние два десятилетия. Складывается ощущение, что при подборе ⁠кадров он опирался на свои давние связи и личные ⁠отношения. Впрочем, ⁠если учитывать, что военные входили в ближайший ⁠круг с самого начала стремительного взлета Болсонару на политический олимп, еще неизвестно, кто кого выбирал. В администрации и правительстве шесть ключевых позиций занимают бывшие отставные генералы.

Начать экспресс-обзор стоит со второго лица государства – вице-президента Амилтона Моурана (65 лет). Он возглавляет неформальный, но очень влиятельный «Клуб военных» Рио-де-Жанейро. В разгар коррупционных скандалов 2016–2017-х годов Моуран призывал власти привлечь военных к решению проблемы коррупции, расширив их полномочия. Он – самый последовательный апологет военной диктатуры (1964–1985) и сторонник максимально жёсткой линии во внутренней политике.

Большой резонанс вызвало назначение на должность секретаря правительства (функционально эта позиция является связующим звеном между президентом и законодательной ветвью власти – сенатом и палатой депутатов – и в бюрократической иерархии равна министру) генерала Карлоса Альберту дус Сантус Круса. Хотя большинство как в верхней, так и в нижней палате конгресса принадлежит сторонникам Болсонару и в предстоящий мандат не будет такого конфликта между ветвями власти, силовик на этой позиции в любом случае обеспечит дополнительную сговорчивость парламентариев. В прошлом Альберту руководил миротворческими операциями в Гаити и Конго. При Темере генерал возглавлял созданное в 2018 году министерство государственной безопасности.

Под контроль силовиков отдана служба разведки. Её возглавляет Аугусто Элено Рибейру (72 года), знакомый Болсонару ещё с 70-х годов прошлого века. В то время он проводил военно-спортивную подготовку в подразделении, где служил нынешний президент. Рибейру называют главным стратегом Болсонару. В частности, он руководил командой из 50 профессионалов-экономистов, разрабатывавших правительственный план будущего лидера. Изначально его прочили на пост министра обороны, но он отказался. Это пост занял только в прошлом году ушедший в резерв генерал Фернанду Асеведу Силва. Военные возглавляют и два гражданских ведомства. Во-первых, министерство науки и технологии, на пост главы которого назначен подполковник Маркус Понтис, известный как первый бразильский космонавт. Во-вторых, министерство энергетики горнорудной промышленности во главе с адмиралом Бенто Коста Лимой. До недавнего времени он руководил государственным агентством Nuclebras, занимающимся развитием ядерной энергетики, а также вёл программу строительства пяти подводных лодок (одна из них с ядерным двигателем).

Антиподом силовой составляющей кабинета Болсонару выступает состав экономического блока. Здесь ключевые посты отданы представителям Чикагской экономической школы. Министра экономики – Паулу Гедеша (69 лет) – журналисты нарекли «швейцарским ножом» Болсонару за то, что последний, слабо разбираясь в экономических вопросах, всякий раз обращается за советом именно к нему. В планы Болсонару входит подвергнуть экономический блок жёсткой реструктуризации, в результате чего в компетенции министерства экономики окажутся функции таких ведомств, как министерства финансов, планирования, промышленности и внешней торговли.

Таким образом, в руках Гедеша будут сконцентрированы все основные рычаги экономического влияния. Он имеет право выдвигать кандидатуры и назначать на руководящие должности государственных банков, а также нефтяной корпорации Petrobras. Центральный банк Бразилии уже возглавлен его единомышленником Роберту Нету, бывшим руководителем могущественного банка Santander и финансовым советником Калифорнийского университета. Гедеш проводит последовательную политику приватизации и сокращения госсектора. В ближайших планах – пенсионная реформа. При Темере был подготовлен законопроект, но до голосования в конгрессе дело не дошло. Теперь правительство планирует повысить возраст выхода на пенсию до 62 лет для мужчин и 57 лет для женщин (в настоящее время он составляет 60 и 55 лет соответственно). Также Гедеш планирует снизить фискальную нагрузку бразильского ВВП с 36 до 20%, понизив налоги для крупного и среднего бизнеса.

Коллективный потрет приближенных к Болсонару функционеров демонстрирует своего рода милитаристско-либеральный симбиоз с четко распределенными функциями: экономический блок будет проводить политику либерализации в интересах иностранного и национального крупного капитала, а военные ведомства будут обеспечивать беспрепятственный ход этих непопулярных среди населения реформ.

Приватизация и сокращение расходов

В политическом плане действительно можно говорить об определённой смене эпох: избрание Болсонару положило конец гегемонии левоцентристской Партии трудящихся, управлявшей Бразилией с 2002-го, и прервало её электоральный марафон (её представители побеждали в четырех подряд президентских кампаниях). Но в экономическом плане избрание бывшего военного не принесло ничего принципиально нового. Его победе предшествовали 2,5 года, когда страной управлял временный президент Мишел Темер. Именно в этот переходный период были заложены и апробированы основы актуальной экономической политики.

После стремительного и существенного экономического спада в 2015–2016 годах начиная с 2017-го бразильская экономика стала проявлять пусть и незначительные, но признаки восстановления. Если в 2017-м ВВП вырос на 1%, то по итогам 2018-го этот показатель прогнозируется в районе 1,4%. В 2019 году рост, по предварительным оценкам, может составить уже 2,5%. Одним из ключевых драйверов положительной динамики стали прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Этатистская экономическая политика левоцентристов подорвала инвестиционный имидж Бразилии, но уже к 2017-му репутация стала восстанавливаться. В этот год приток иностранного капитала вырос на 12% и составил $68 млрд. По итогам политически нестабильного электорального 2018-го объем ПИИ в абсолютном выражении уменьшился до $59 млрд. В 2017 году в Бразилии развернулась масштабная программа приватизации госсектора и продажа предприятий иностранным корпорациям. Только от сделок с китайским капиталом бразильский бюджет пополнился на $10 млрд.

Темер, не обремененный дальнейшими президентскими амбициями, реализовал пакет крайне непопулярных реформ. Они, конечно, подорвали и так низкий рейтинг популярности (к середине 2018-го он не превышал 3%), но зато дали экономический эффект. В первую очередь реформы коснулись тотального сокращения государственных расходов. С этой целью даже была изменена конституция. В конце 2016-го парламент соответствующей поправкой в основной закон ввёл 20-летний мораторий на повышение уровня госрасходов. Теперь государственный бюджет можно будет увеличить только в пределах инфляции предыдущего года. Оппозиция назвала эту «заморозку» «реформой конца света». Также власти осуществили либерализацию трудового законодательства, предоставив больше прав работодателям в ущерб наёмным работникам. Такое реформистское наследие принял Болсонару, всячески отмежевываясь от Темера как политика. Тем не менее, его экономический курс обещает быть не менее, а, может быть, и более радикальным, чем курс предшественника.

Первые шаги в Давосе

Судить о дальнейшем векторе внутренней и внешней политики при Болсонару можно по первым президентским декретам, изданным в день инаугурации. Первый из них, принятый через два часа после церемонии, касается повышения минимальной заработной платы. Увеличение произошло на 4,6%, однако ниже уровня, обещанного предшественником. Темер заложил в бюджет 2019 года увеличение минимального порога зарплаты до 1006 реалов ($259), а Болсонару поднял до 998 реалов ($257,5). Разница может показаться несущественной, однако в масштабах государства это дает колоссальную экономию госсредств. Вторая мера касалась демаркации сельскохозяйственных земель, находящихся в пользовании индейских общин. Министерство сельского хозяйства уполномочено пересмотреть текущее распределение угодий и обеспечить дополнительными территориями крупный иностранный и местный агробизнес.

Центральным моментом предвыборных обещаний Болсонару было снижение криминогенности бразильского общества. Эта проблема действительно хроническая – не только для Бразилии, но и для всей Латинской Америки. Только в 2017 году в южноамериканской стране было совершено 64 тысячи убийств. Обеспечение права на свободное ношение оружия и на самооборону в предвыборных речах Болсонару звучало рефреном. Выполняя свое обещание спустя две недели после вступления в должность, Болсонару принял декрет о разрешении свободной продажи оружия. 13 лет назад этот вопрос уже выносился на референдум, и тогда 63% бразильцев высказались против этой меры.

Внешнеполитическая повестка первого месяца его пребывания у власти была не столь насыщенной, как планировалось, но очень знаковой. В декабре 2018 года в качестве первых пунктов зарубежных турне фигурировали Чили, США и Израиль. Но вместо этих стран Болсонару посетил Всемирный экономический форум. В непродолжительной речи бразильский лидер заверил потенциальных инвесторов в том, что при нём Бразилия станет открытой и привлекательной для капиталовложений. Он поделился поручением, данным Гедешу: повысить позиции Бразилии в рейтинге Всемирного банка по критерию наиболее благоприятных условий для торговли. Сейчас Бразилия занимает 109-е место. Объясняя свое видение на участие в глобальных коммерческих соглашениях, лидер уверил мировое бизнес-сообщество, что продолжит дальнейшую интеграцию государства в мировую экономику «с активной защитой юридической безопасности и принципов ВТО».

«Тропический Трамп» или бразильский Болсонару?

Таким образом, становится ясно, что ярлык, навешенный на Болсонару в СМИ, – «тропический Трамп» – выглядит скорее преувеличением. В экономическом плане современная Бразилия отходит от протекционизма и закрытости. Да, сам Болсонару активно подражает политическому стилю Трампа и некоторым его шагам. Например, он вслед за американским лидером собирается выйти из Парижских соглашений. Использует в качестве инструмента публичного общения с электоратом твиттер, анонсируя кадровые назначения и будущие политические решения. На публике ведёт себя крайне эмоционально и экспрессивно, создавая образ спонтанного и непредсказуемого политика. Но это лишь внешнее сходство. Бразилия вряд ли обладает таким экономическим потенциалом, как США, чтобы диктовать миру свои условия. Искать и создавать наиболее выгодные и привлекательные условия для иностранного бизнеса – вот внешнеэкономический приоритет Болсонару.

Андрей Пятаков

13.02.2019 11:41

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме