Поиск

Студенты-крепостные. Грозят ли студентам «шарашки»?

Получение образования – право граждан, а не сделка с последующими обязательствами.

Государство подумывает над реанимацией советского опыта «отработки» после окончания вуза

В кулуарах Федерального Собрания и в государственных средствах массовой информации началось обсуждение возможности закрепощения граждан России.

Сначала депутат Государственной Думы Сергей Вострецов выдвинул предложение вернуть распределение выпускников российских вузов. Подобные идеи появляются в обществе регулярно, и можно было предположить, что это всего лишь попытка очередного единоросса обратить на себя внимание, но последовавшие новости заставляют предполагать, что этот законопроект стал началом скоординированной кампании.

16 апреля Россотрудничество объявило о запуске проекта «Highly Likely Welcome Back, или пора домой!» – проект должен создать условия для возвращения российских студентов из Великобритании и других стран, «проявляющих недружественное отношение» к России.

Затем один из топ-менеджеров российской IT-индустрии Игорь Ашманов в статье, опубликованной на сайте РИА Новости, обвинил США в том, что страна захватывает «русских программистов силой» и заставляет «работать на себя», а потому «выезд любого технического специалиста в отпуск или командировку за рубеж – огромный риск, особенно в условиях, когда, по сути, на них идет охота».

Наконец, в Совете Федерации состоялся круглый стол на тему «Актуальные вопросы обеспечения российского технологического суверенитета», в ходе которого прозвучал целый ряд программных заявлений. «Раз государство за свой счёт обеспечило получение высшего образования, то оно вправе претендовать на результаты интеллектуальной деятельности и авторских прав лиц, получивших это образование», – поделился мыслью зампред комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Михаил Аничкин. Еще один известный менеджер в сфере ИТ Наталья Касперская поставила вопрос ребром: «Нужно вернуться к тому, чтобы наши дипломы не признавались за рубежом. Тогда наши выпускники останутся у нас, а вот мы сможем привлечь иностранных специалистов». Наконец, советник министра обороны Андрей Ильницкий уточнил, что «речь идёт не о том, чтобы закрыть учёных в “шарашках”, а о том, чтобы обеспечить их жильём, параллельно “немножечко закрыв по секретности”».

Эти высказывания и инициативы объединяют две особенности. Во-первых, это очевидный призыв к отказу от курса на интернационализацию российского образования, проводившегося с начала 2000-х годов и нацеленного на создание возможностей для россиян учиться в лучших мировых университетах, а во-вторых, стремление ликвидировать важнейшие свободы граждан России, вводя обязательное трудоустройство и ограничивая выезд за рубеж для специалистов с высшим образованием (прежде всего, в области ИТ).

Эти особенности ⁠связаны между собой: интернационализация образования исходила из представлений о России ⁠как о части цивилизованного мира, в котором движение умов и капиталов ⁠происходит в обе стороны. Страна приобретала от возможностей ⁠обучения за ⁠рубежом не меньше, чем теряла, ⁠а свобода передвижения предполагала и свободу возвращения в Россию ⁠после окончания западного университета. Государство, рассорившееся со всем миром, начинает пугать собственных граждан и ищет возможность удержать их, возвращаясь в своих поисках к силовым практикам прошлого века. Надо отметить, что борьба с оттоком специалистов за рубеж и стремление закрепить специалистов в депрессивных регионах с помощью распределения похожи и по замыслу, и по исполнению.

В XXI веке предложения, всерьез обсуждаемые в обеих палатах Федерального Собрания, кажутся настолько странными, что теряешься, уже составляя список возражений. Остановлюсь лишь на нескольких, представляющихся мне важными.

1. Если обсуждаемые меры станут законами, это будет означать, что государство расписалось в своей неспособности создать действенные механизмы для предотвращения утечки мозгов. В таких механизмах нет ничего сложного: достойная зарплата, возможность заниматься любимым делом (и делать карьеру), уверенность в завтрашнем дне всегда остаются эффективными методами сохранения кадров и привлечения лучших умов. Напротив, низкий уровень оплаты труда, препятствия для работы по профессии, отсутствие каких-бы то ни было гарантий будущего с такой же уверенностью создают центробежную силу, выталкивающую молодых людей в эмиграцию.

Нельзя сказать, что государство не понимает необходимости создания таких условий. Однако, попытавшись решить проблему низкой оплаты труда с помощью «майских указов» 2012 года, чиновники резко увеличили нагрузку и бюрократическое давление на работников бюджетной сферы, сделав работу в ней еще менее привлекательной. Что касается уверенности в завтрашнем дне, то она ежедневно разбивается о непредсказуемую политику того же государства.

Обсуждение распределения, требования «отработки» после получения диплома, ограничения выезда за рубеж – это признание провала современных способов привлечения людей и возврат к внеэкономическому принуждению, от которого в большинстве стран отказались еще в XIX веке. Не случайно в обсуждении всплыло слово «шарашки» – пусть и в форме отрицания того, что предлагаемые меры близки по духу сталинским методам трудовой мобилизации.

2. Подобные законы создадут стимулы для их обхода или нарушения. Кто-то постарается отправить детей за границу еще до окончания вуза, кто-то будет искать пути уклонения от обязательной отработки, а кто-то, для кого это станет последней каплей, эмигрирует, чтобы дети не попали в государственную кабалу. Собственно, само обсуждение подобной перспективы работает на такую перспективу.

Одновременно государственные организации и отечественные госкомпании, которые должны выступить главными благополучателями в случае принятия ограничительных законов, лишатся стимулов улучшать условия для молодых специалистов, которых они будут получать в виде крепостных.

3. Неверно само представление о людях как о «ресурсе» государства, о том, что они обязаны ему какими-то повинностями, помимо перечисленных в Конституции – платить налоги и защищать Отечество. Напротив, государство обязано обеспечить права и свободы российских граждан – право на бесплатное образование, право на передвижение, включая свободный въезд и выезд из страны. Образование – общественное благо, в котором заинтересовано и за которое платит все общество, а получение образования – право граждан, а не сделка с последующими обязательствами.

Хорошо, что в Федеральном Собрании, наконец, заметили утечку мозгов из России – то, о чем кричат ученые уже не первое десятилетие. Плохо, что для борьбы с этой утечкой пока предлагается новое закрепощение, а не улучшение условий для работы этих мозгов.

Период между выборами президента и формированием нового состава правительства многие политические силы используют для продвижения собственной «повестки дня» в надежде повлиять на расстановку сил и государственные приоритеты на следующем этапе. Тревожно, что силы, выступающие за автаркию в международных отношениях и за отношение к гражданам страны как к собственности государства, обрели достаточно уверенности, чтобы заявлять о себе с высоких трибун и претендовать на формирование политики

Республика

Иван Курилла

12.05.2018 13:18

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме