Поиск

Как преподавали татарский язык в СССР

События вокруг законопроекта о родных языках заставили ещё раз посмотреть на историю преподавания татарского языка в школах. Как это было 100 лет назад, какого качества было это образование, было оно обязательным или добровольным?

Декретом 1921 года татарский язык был объявлен государственным языком на всей территории ТАССР

История ходит кругами

Давно уже отмечено и не нами, что история России повторяется с зеркальной точностью даже в мелочах. Куда ни глянь, какую сферу ни возьми: одни и те же процессы, одни и те же фигуры выполняют одинаковые социальные роли с одним известным финалом. В определённом смысле, этот тезис можно применить и к Татарстану. Во всяком случае, в истории с татарским языком республика повторяет путь, который уже проходила в 20-30-е годы прошлого века.

Все началось 25 июня 1921 года. Спустя год после учреждения на месте Казанской губернии социалистической и советской Татарской республики был принят декрет «О реализации татарского языка в пределах Татреспублики». Пусть не удивляет название, сокращения тогда были в моде. Вспомните словечки: комсомол, совнарком, командарм, комбед, земшар. Было и название Татреспублика, но не прижилось и кануло в лету вместе с эпохой.

Госплан по татарскому языку

Декретом 1921 года татарский язык был объявлен государственным языком на всей территории ТАССР (значение этой декларации трудно переоценить даже спустя 97 лет). Ставилась задача к 10-летию ТАССР, то есть к 1930 году, установить юридическое и практическое равноправие татарского и русского языков в общественных и государственных учреждениях, а также на предприятиях, где большинство составляли татары. Также интересно, что декрет 1921 года объявил добровольный принцип изучения татарского языка — для всех желающих.

К началу 1920-х в ТАССР проживали 2,8 млн человек. Из них абсолютное большинство — 2,6 млн были сельскими жителями. Около 200 тысяч жили в городах. 55% населения составляли татары, 42% русские (спустя два года после чудовищного голода в Поволжье удельный вес татар в составе населения республики снизился, но никогда не переходил за 50%).

Низкий уровень урбанизации, социального-экономического развития и специфическая организация жизни в бывшей Российской Империи разделяли две крупнейшие этнические группы, они жили сами по себе. Русские не знали татарский, а татары не говорили по-русски. Даже в крупных городах, где уровень межэтнической кооперации всегда выше, чем на селе, уровень владения русским языком среди татар был низким, русские и вовсе не знали татарский.

Татарские деревни и городские слободы жили своей жизнью и по своим правилам. Например, Галимджан Баруди, чьё детство и юность прошли в Казани, к 25 годам владел несколькими языками, но среди них не было русского. Чего будущий муфтий России немного стеснялся.

Советская власть в Татреспублике исходила из того, что статус русского языка понятен сам по себе и в дополнительной поддержке не нуждается, а вот татарский язык никогда не выходил за границы замкнутых общин, что городских, что сельских, и его надо поднимать на более высокий уровень.

По всей ТАССР были созданы комиссии по реализации татарского языка во главе с Центральной комиссией по РТЯ, а в государственных ведомствах засели «тройки», в чьи задачи входило выполнение плана по внедрению нового госязыка.

Работа предстояла большая и ответственная даже в мелочах. Например, к 1 февраля 1923 года все печати, штампы, уличные вывески ведомств в республике должны быть переведены на татарский. Необходимо было наладить типографское производство государственных документов, обеспечить технические возможности для организации документооборота на татарском, запустить службы перевода и т. д.

На деле реализация шла очень медленно и фактически не выполнялось и даже саботировалась на местах русскими совслужащими.

К 1926 году только в трех волостях ТАССР были механические пишущие машинки с татарским (ещё арабским) шрифтом, из-за чего документы переписывались на татарский от руки, пишет Л.Халилова в монографии «Реализация татарского языка и политика коренизации в ТАССР в 1920-е годы».

Причин, на самом деле, было много. Самая главная — голод в Поволжье в 1921–22 годах, вторая — слабость, а то и фактическое отсутствие Советской власти на местах. Ещё можно указать на низкое финансирование, а иногда и отсутствие оного, а также слабый контроль власти за исполнением собственных деклараций.

В 1929 году местные исполкомы продолжали рассылать циркуляры в районы, населённые татарами, исключительно на русском языке. Русские на руководящих местах отказывались переводить бумаги на второй государственный язык, даже если в управляемых ими районах большинство населения составляли татары.

«По факту обучение в татарских учебных заведениях велось на русском языке»

Если так обстояли дела в госуправлении, то можно понять какая была обстановка в сфере образования.

За преподавание татарского языка в учебных заведениях отвечал Народный комиссариат просвещения ТАССР. Конкретно — вопрос курировали два главных управления наркомпроса: по социалистическому воспитанию и профессиональному образованию (Главсоцвос и Главпрофобр).

В 20-е годы школы в СССР делились на ступени. Четырёхлетки относились к первой ступени. Второй ступенью считались семи- и девятилетки. Все они работали под управлением Главсоцвоса. В татарских школах первой ступени обучение велось на татарском языке, пишет З. Н. Кирилова в работе «Функционирование татарского языка в сфере образования».

На основании инструкции наркомпроса ТАССР от 21 декабря 1922 года во всех школах второй ступени, в ПТУ, в партшколах, в рабфаках, вузах и в городских школах в последнем классе первой ступени преподавание татарского языка стало обязательным. Но уровень этого преподавания ничем почти не отличался от сегодняшнего: методик не было, планов не было, кадров не хватало, обеспечение учебным материалом было очень плохим. Школьная программа по татарскому для русских школ появилась только пять лет спустя начала программы реализации татязыка.

Уже с 1924 года стало звучать мнение, что нужно обратить больше внимания обучению татарских детей русскому языку. Логика понятна: татарские дети и так знают разговорный татарский (их родители учат), но мало говорят на русском, а значит надо увеличить количество часов русского. Не трудно догадаться, почему в течение жизни всего двух поколений татарский язык фактически исчез из школы и бытовой городской жизни.

Кроме того, советские чиновники выполняли декрет о реализации татарского языка в привычной для России манере — формально. Вот пример: в 1920–1925 годах для татарской молодежи были открыты шесть техникумов и один рабочий факультет, организованы курсы и группы подготовки к вступлению. По бумагам, для татар были созданы все условия для обучения. Но по факту обучение в татарских учебных заведениях велось на русском языке. Татарский не преподавали совсем или только для немногих желающих.

По инструкциям, обучение татарскому языку было обязательным для средних и высших учебных заведений. Студенты обязаны были сдавать зачеты по татарскому языку. Но на деле, это правило выполнялось лишь в Восточном пединституте в Казани. Главпрофобр (отвечающий за работу вузов) ограничил реализацию плана по внедрению татарского языка документом, в котором было установлено, что татарский должен преподаваться два часа в неделю (ничего не напоминает?) и только в течение двух лет.

Формально студентов, не сдавших зачет по татарскому языку, ждало отчисление. Но, по факту, отношение к татарскому языку было как необязательному предмету. Надо ли говорить, что уроки татарского языка студенты массового не посещали. Угроза отчислением не помогала, всё равно никого не отчисляли.

Главпрофбр даёт два часа в неделю на татарский и смотрит на выполнение этого плана формально, жаловался в 1925 году в Центральную комиссию по реализации татязыка учитель татарского Касим Субаев. Но что могла сделать Центральная комиссия.

В 1923 году были закрыты курсы-кружки по изучению татарского языка нетатарским населением. Курсы открывались при участии Центральной комиссии по РТЯ для популяризации татарского языка. Но учёба в кружках была добровольной, а организация негодной. Как результат, русские в большинстве своём так и не захотели изучать татарский язык. Для работы татарский язык был не нужен и преимуществ не давал. Кроме того, бюрократия (в подавляющем количестве состоявшая из этнических русских) саботировала решения по реализации татарского языка и считала, что татарам легче учить русский, чем наоборот.

К началу 1930-х годов сталинская политика унификации Красной Империи покончила даже с этими остатками первого татарского суверенитета. Об этом в следующей части.

Ян Гордеев

29.05.2018 22:01

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме