Поиск

Какой быть царице Сююмбике в качестве символа?

Недавно ряд информационных агентств опубликовали новость о планах установки в Казани памятника царице Сююмбике, правившей на излёте Казанского ханства.

Известие рядовое, однако в этом факте зашиты смысловые вещи, связанные с историей народа, с национальным восприятием города. Наверное нет туриста, посетившего Казань, кому бы не рассказали романтическую легенду про царицу Сююмбике, сбросившейся с башни, не желая выйти замуж за Ивана Грозного, и оставшейся верной своим убеждениям. В некоторой мере — это такой народный прототип образа Зулейхи из пьесы Гаяза Искакый.

В реальной же жизни династические браки заключалась исходя из стоящих перед правителями государств внешнеполитических задач. Это традиция широко использовалась вплоть до ХХ века.

Почему так популярен в Казани образ Сююмбике. Для большинства она символизирует известную башню в казанском кремле, наречённую в её честь. К тому же она жила в переломный момент истории не только татарского народа, но и в целом России. Ведь буквально через полвека после падения Казани, старые (золотордынские) династии московских, казанских, большеордынских правителей уйдут в небытие, а на их место придут романовы и гиреи, заложив новый цикл противостояния на большом континенте.

Сююмбике была непосредственным и вероятно невольным участником событий той переломной эпохи в истории севера Евразии. А в народе образ Сююмбике остался как символ.

Казахский скульптор, взявшийся за реализацию образа ханбики, Камиль Муллашев в макете будущего памятника постарался сделать женственный образ, который соответствует авторскому видению красоты. Облегающее платье, короткие рукава платья, открытые руки и ворот одеяния. Напрашивается логический вопрос: неужели, пять веков назад татарские и ногайские женщины имели такой дресс-код?

Можно вспомнить события вековой давности, описанные в произведении классика татарской и башкирской литературы Мажита Гафури «Черноликие», где представлена картина абсолютного доминирования традиционного уклада жизни, основанного в том числе на нормах ислама. О каком, подобном муллашевскому, представлении обличия татарской женщины может быть речь, когда ещё полтора века назад любящие молодые люди без заключения брака не могли даже гулять вместе? Конечно, это упрощённое видение, но всё же… Пока же напрашивается вывод, что видение автора ещё не учитывало историко-культурного контекста.

Памятник Сююмбике работы Камиля Муллашева, фото - Татар-информ

Безусловно, образ Сююмбике — это один из перспективных туристических брендов Казани, однако, популяризация её образа не должно входить в противоречие с историческим образом царской особы. Должен быть образ достоинства, вызывающего в том числе чувство уважения. По крайней мере, образ Сююмбике не должен противоречить тем нормам жизни, которые были в ХIX веке, хотя бы в части требований к её внешнему виду с точки зрения исламских и золотоордынских традиций.

Сложно представить, чтобы в Лондоне установили памятник английской королеве в не самом подобающем с точки зрения моральных норм консервативной Великобритании образе. Хочется верить, что в Казани также будет выработан дизайн-код не только по наружной рекламе и облику исторических улиц, но и дизайн-код к памятникам историческим лицам. И, конечно, хочется надеяться, что это будет не монументализм, а гармонично вписывающийся в общее историко-культурное пространство памятник, и не просто туристический арт-объект…

В столице Татарстана много новых монументальных и красивых зданий, но недостаточно таких, которые обозначены духом самобытности, а она делает город уникальным. Можно поехать в Дубай и Сингапур с их новыми, монументальными, и в некотором случае уникальными сооружениями, при втором посещении этих городов уже не будет того восторга, как при первом. Их блеск не заменит той исторической ткани, которая характерна для Санкт-Петербурга, Стамбула или Рима. В эти города хочется возвращаться бесконечно и каждый раз находить что-то новое, прекрасное, гулять по узким улочкам и переулкам. Их самобытность в закоулках, истории каждого здания, памятника и колонны. Казани тоже нужна такая историческая ткань, и если доработать проект, — памятник Сююмбике может стать одним из элементов самобытной истории города, а не просто красивым арт-объектом.

Пока ещё есть время на осмысление и доработку концепции проекта. И нужно бы понять, что значит для Казани и татар Сююмбике — часть истории или просто красивый арт-объект.

Марсель Кузнецов

8.04.2019 18:43

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме